25 лет Атомному проекту «Беллоны»

О роли норвежской экологической организации и международного сообщества в избавлении севера России от советского радиоактивного наследия.

Чернобыльская катастрофа стала одной из причин, по которой в 1986 году была создана норвежская экологическая организация «Беллона». На родине экологи занимались зрелищными акциями против норвежских промышленных компаний, наносивших вред окружающей среде.

Но их так же беспокоило соседство с Советским Союзом, его военная активность, подвергавшая опасности весь регион. Больше всего иностранцев пугали атомные испытания на Новой Земле и деятельность Северного атомного военно-морского флота.

Во времена холодной войны Норвегия не имела возможности влиять на ядерную и радиационную безопасность арктического региона. С приходом в СССР «периода гласности» у «Беллоны» появились возможности для проведения информационных кампаний и практических действий. Именно это и позволило начать большой атомный проект.

1994-2000

1994 год можно считать началом большого атомного проекта «Беллоны» в России, за год до этого организация выпустила первый «чёрный доклад» под названием «Источники радиоактивного загрязнения в Мурманской и Архангельской областях».

«Чёрный доклад», составленный по материалам открытых публикаций в СМИ, вызвал огромный интерес в Норвегии и других европейских странах, поскольку это была практически первая публикация о «запретных» в холодную войну ядерных темах.

В конце 1994 года у «Беллоны» появился проект «Лепсе», целью которого была утилизация самого ядерно-радиационно-опасного судна на Северо-Западе России.

Презентация «чёрного доклада», 1 марта 1994 год, Мурманск. Томас Нильсен, Фредерик Хауге, Нильс Бёмер, Игорь Кудрик.

Плавтехбаза (ПТБ) «Лепсе» долгие годы служила хранилищем для отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) и радиоактивных отходов (РАО). Её случайное затопление могло вызвать масштабное радиоактивное загрязнение.

В начале 1995 года проект «Лепсе» был переведен из информационного поля в практическую плоскость. В этом же году «Беллоне» впервые удалось организовать в Мурманске, на борту атомного ледокола, международный семинар цель которого – привлечь внимание и международную помощь к утилизации ПТБ «Лепсе» и тем самым ликвидировать угрозу, исходящую от аварийного хранилища ОЯТ, которое находилось на этом корабле.

В результате этого семинара в конце 1995 года проект «Лепсе» был внесен в планы Еврокомиссии и получил международный статус.

Несмотря на то, что на семинаре по проекту «Лепсе» «Беллона» фактически объявила себя экологической организацией, работа которой нацелена на практическое решение экологических проблем, ещё продолжительное время к «Беллоне» в России относились насторожено и с недоверием. Уголовные дела, возбужденные против сотрудников «Беллоны» в 1995-2000 годах усиливали такое отношение и препятствовали развитию международных проектов.

Плавтехбаза (ПТБ) «Лепсе» долгие годы служила хранилищем для отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) и радиоактивных отходов (РАО). Её случайное затопление могло вызвать масштабное радиоактивное загрязнение.

В 1995 году «Беллона» приняла решение подготовить новый доклад о ядерно-радиационной ситуации в Арктическом регионе.

Основное влияние на неё оказывали атомные корабли и технические базы Северного флота, а также атомные ледоколы и Кольская АЭС. На то время примерно 70% атомных подводных лодок Северного флота было выведено из эксплуатации в «отстой» и находилось на базах Северного флота в ожидании утилизации. На большинстве этих кораблей ядерное топливо оставалось в реакторах.

«Синий» доклад «Северный флот. Потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона».

Угроза затопления «отстойных» кораблей и возникновения потенциально опасной ситуации оставалась реальной. Ресурсов и мощностей для разделки этих кораблей, выгрузки ядерного топлива из реакторов и хранилищ береговых баз у России в то время практически не было. Офицеры и служащие Северного флота месяцами не получали денежное довольствие. Начались социально-опасные процессы, вплоть до воровства ядерных материалов с целью их продажи.

«Синий» доклад «Северный флот. Потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона», подготовленный «Беллоной», был направлен на привлечение внимания к Северо-Западу России и к тем проблемам, которые могли возникнуть в результате отсутствия внимания к объектам, использовавшим атомную энергию.

«Беллона» была инициатором создания международных рабочих групп, в которые удалось пригласить ответственных чиновников из Европейских стран, финансовых институтов, а также сенаторов и конгрессменов США, инициировавших и поддерживавших международный проект по сокращению ядерных вооружений (Cooperative Threat Reduction Program, CTR, программа Нанна-Лугара).

Александр Никитин, обвиненный в разглашении государственной тайны за подготовку доклада «Северный флот — потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона».

Никто тогда не предполагал, что «синий доклад» вызовет враждебную реакцию спецслужб России, а затем – разгром офиса «Беллоны», аресты и задержания её сотрудников.

С осени 1995 до конца 1999 года работа «Беллоны» в России была практически парализована. В это же время была практически приостановлена международная помощь в ликвидации ядерно-радиационных проблем на Севере, несмотря на то, что норвежский офис предпринимал усилия для активизации этой помощи.

1-2 марта 1999 года в Вашингтоне «Беллона» организовала рабочую встречу, посвященную решению вопросов ядерной и радиационной безопасности в России. На встрече присутствовало 18 представителей Государственной Думы России, конгрессменов и сенаторов США.

Опять за работу

Весной 2000 года «Беллона» вернулась к активной работе в атомном проекте. В это же время начали происходить важные события, которые существенно влияли на проекты по ликвидации ядерно-радиационной угрозы в Арктическом регионе.

Военно-морской флот начал передачу своих береговых технических баз Министерству атомной промышленности, т.е. гражданскому ведомству. Это намного облегчало установление международных контактов и реализацию международных проектов.

Александр Никитин после оправдания Верховным судом РФ. Судебный процесс длился с 1995 по 2000 гг.

В это время «Беллона» сосредоточила внимание на наиболее ядерно- и радиационно-опасных объектах (ЯРОО) арктического региона: береговой технической базе в Андреевой губе, в Гремихе, а также базе кораблей, выведенных в «отстой» в губе Сайда, и ряде объектов на Атомфлоте.

Северный регион по-прежнему представлял ядерную и радиационную опасность, поскольку в нём было сосредоточено самое большое количество опасных (по сути, аварийных) хранилищ ядерных материалов, кроме того в регионе ежедневно выполнялось несколько (до десятка) потенциально ядерно- и радиационно-опасных работ (ПЯОР). Следует отметить, что, согласно нормативным документам, ПЯОР – это такие работы, при которых могут возникнуть ядерные и радиационные аварии.

Помимо этого, на севере продолжали происходить аварии с атомными подлодками. В августе 2000 года утонул «Курск», а через три года, в августе 2003, на входе в Кольский залив затонула атомная подводная лодка К-159 с двумя реакторами с ОЯТ. «Курск» был поднят в 2002 году, а остальные затонувшие и затопленные объекты до сих пор находятся на дне арктических морей.

«Желтый доклад» «Беллоны».

«Беллона» решила, что необходимо продолжать экспертно-исследовательскую работу, и в сентябре 2001 года опубликовала очередной «жёлтый доклад» «Атомная Арктика (проблемы и решения)». Целью этой работы по-прежнему была попытка организации больших международных проектов, направленных на ликвидацию потенциальных угроз.

Результатом в первую очередь можно назвать проекты, которые начала финансировать Норвегия. Это утилизация атомных подводных лодок, а также финансирование проектов по созданию инфраструктуры в губе Андреева.

Вслед за Норвегией в международные проекты пришли Европейский союз (Германия, Великобритания, Швеция, Италия, Франция), США и Канада.

С 2000 года по настоящее время на проекты по ликвидации ядерных и радиационных угроз в Арктическом регионе Россией было получено около 2,5 миллиардов долларов международной помощи.

Не ослабляя внимание к проектам на Арктическом побережье «Беллона» всё больше стала обращать внимание на другие регионы, в которых были такие же ядерные и радиационные проблемы как на Севере.

В первую очередь изучали регионы, которые так или иначе были связаны с северными объектами (например, Челябинскую область, где расположено ПО «Маяк», на которое отправляли отработавшее ядерное топливо атомных кораблей), а также на те регионы, которые географически через большие реки были связаны с Арктикой. Это в первую очередь Красноярский край с Горно-химическим комбинатом в Железногорске и Томская область с Сибирским химическим комбинатом в Северске.

Также не был оставлен без внимания и Дальний восток, где было сосредоточено большое количество атомных кораблей, выведенных из эксплуатации.

В начале 2000 года начались преобразования, которые завершились в 2004 году, когда Минатом РФ был преобразован в Федеральное агентство по атомной энергии. В это время менялись руководство и структура Минатома, и в этот период «Беллона» подготовила очередной «красный» доклад «Российская атомная промышленность: необходимость реформ».

В 2005 году атомное ведомство возглавил Сергей Кириенко. Он привёл с собой новые кадры и начал преобразования в ведомстве, которое тогда называли «государственным монстром» или «государством в государстве». По слухам, в то время у некоторых новых начальников управления на столе лежал «красный доклад» «Беллоны».

События 1995-2000 года уходили в историю, и многие сотрудники «нового «Росатома» начали понимать, что от сотрудничества с «Беллоной» можно получить хорошие результаты.

«Беллону» начали приглашать на организованные «Росатомом» семинары и форумы-диалоги. Но всегда чувствовалась некоторая обеспокоенность, а в воздухе витал вопрос: «А что «Беллона» на этот раз выдаст?», какую «закрытую» информацию или какой обличающий «Росатом» вопрос вынесет на обсуждение.

Переломный момент наступил, когда «Беллона» прочно заняла место в Общественном совете ГК «Росатом». Открылись новые возможности. Основной фокус организации был направлен на перевод в безопасное состояние радиоактивных и ядерных отходов, а их на тот момент на территории России насчитывалось около полумиллиарда кубических метров.

Новый закон 2011 года «Об обращении с РАО» указывал стратегическое направление в решении этого глобального вопроса. Все радиоактивные отходы, которые находятся на территории России, должны быть размещены в пунктах захоронения или переведены в безопасное состояние.

В Общественном совете была создана Рабочая группа по обращению с РАО, ОЯТ, выводу из эксплуатации ЯРОО и реабилитации территорий. В рабочую группу пригласили представителей науки и общественности. Группу возглавил представитель генеральный директор «Беллоны» Александр Никитин.

Нильс Бёмер, бывший генеральный директор объединения «Беллона».

Стало возможным планировать свою работу, задействовав потенциал экспертов и НПО, независимых от структур и организаций «Росатома». Появилась возможность влиять на принятие решений не только среднего руководящего звена «Росатома», но и предоставлять свои предложения высшему руководству госкорпорации.

В 2019 году на Госкорпорацию «Росатом» были возложены новые задачи по обращению с отходами 1 и 2 класса опасности. В структуре Общественного совета была создана Комиссия по экологии в состав которой вошли две рабочие группы – по обращению с РАО и с отходами 1 и 2 класса опасности. Комиссию также возглавил генеральный директор ЭПЦ «Беллона» Александр Никитин.

Что дальше?

В 2020 году предстоит решать старые задачи по ликвидации ядерного и радиационного наследия, участвовать в создании государственной системы обращения с отходами 1 и 2 класса опасности, а также в ликвидации объектов накопленного экологического вреда, таких как, например, городская свалка в центре Челябинска и полигон особо опасных отходов «Красный Бор» в Санкт-Петербурге.

В ближайшие годы «Беллону» ждут новые проекты, связанные с выводом из эксплуатации старых блоков атомных электростанций и других более мелких, но не менее опасных объектов.

В результате будут образовываться отходы, понадобятся новые инженерные решения, новые технологии, за этим необходимо будет наблюдать и добиваться экологически приемлемых путей решения.

В ближайшее десятилетие работа атомного проекта «Беллоны» будет сконцентрирована именно на этом направлении.

Источник

Интересное по теме