РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ И ЛЮДЯХ(Страница: 98)

Размышление о человеке и людях читать Ядро человеческого в человеке и распад личности 98

«Познай, где свет, поймешь, где тьма»

А. А. Блок «Наличные — не единственная связь человека с человеком»

Т. Карлейль

По итогам материала последних глав следует отметить, что человек имеет нравственное ядро, сформированное коллективным отбором, ко­торое в условиях реальной жизни обрастает понятиями и привычками, заданными конкретным социумом. В какие-то эпохи обе составляющие мировоззрения гармонично дополняют друг друга, и тогда жизнь на Земле творят цельные характеры, устремленные к великому, а при дру­гих обстоятельствах приобретенное противоречит исходной основе че­ловеческого, и возникают расщепленные личности с нравственным надломом в душе и маской лицемерия вместо лица, чей внутренний разлад ведет к развалу общества. Социум, в котором преобладают гра­ждане с расщепленным мировоззрением, неустойчив и распадается в разнохарактерный спектр. И тогда он представляет собою всю совокуп — ность эволюционных предков человека. В социальном плане люди ста­новятся тиграми, шакалами, змеями, обезьянами, лошадьми, свиньями, овцами и насекомыми в ползучей стадии без права на полет. Однако, если все зоологические виды, так сказать, трудятся на общее благо, соз­давая механизм обеспечения круговорота веществ в природе, то челове­ческое общество сложилось на иных принципах, а потому не приемлет ни тигров, ни овец, ни червей. Как сказал Р. Тагор, «Человек хуже жи­вотного, когда он становится животным».

Люди превращаются в скалярные величины, в существ без ком­паса идеи, без якоря совести. Ветер событий несет их с собою, не встречая сопротивления, а буря сметает напрочь. Они не в состоя­нии противостоять обстоятельствам, не способны на борьбу. Лишь на краткий миг под воздействием доброго примера их может оза­рить воспоминание о своем человеческом происхождении, но его достанет только на раскаянье, раскаянье горького пьяницы, про­пившего дом, семью и собственную свободу. В таких условиях преуспевает кучка авантюристов, остальные — лишь аморфная мас­са, из которой первые лепят свои преступленья. Среди сильных этого гнилого мира господствует правило: каждый — против всех, все — против каждого. Поэтому там нет ничего устойчивого — ура­ган войн, лавина смертей, карусель порока и море трусости. Безыс­ходный пессимизм заглушается грохотом всевозможных пошлых шоу, мысль тонет в истеричном вопле, требующем хлеба и зрелищ.

Так происходит потому, что в естественно сложившуюся сеть межчеловеческих связей внедряются вещи. Изначально орудия труда и другие предметы создавались людьми для более эффектив­ного воздействия на природу и были их продолжением. Но, когда одни люди стремятся господствовать над другими, они используют для этого вещи, чтобы задействовать потенциал, накопленный предшественниками. Ни один человек не имеет столь большого качественного превосходства над другими людьми, чтобы властво­вать естественным образом (это понятно из анализа спектра спо­собностей), поэтому господство всегда зиждется на эксплуатации чужого потенциала, овеществленного в продуктах труда. Такое присвоение чужих сил возможно только тогда, когда общество ут­рачивает способность оценивать своих членов по их истинным ка­чествам и прибегает к посредству косвенных оценок, так или иначе носящих количественный характер. Вещи становятся критерием оценкилюдей и заменяют собою человеческие свойства. Происхо­дит отчуждение сущностных человеческих качеств в продуктах труда и соответственно — отчуждение самих людей от общества, в котором мир вещей обретает самостоятельное значение и господ­ствует как над эксплуатируемыми, так и над эксплуататорами. «Че­ловек есть мера всех вещей», — говорил эллин Протагор, а теперь вдруг вещи стали мерой человека.

Интересное по теме

Leave a Comment