С чем Президент России приедет на всемирный саммит в Йоханесбург ?

Около полугода осталось до Всемирного саммита по устойчивому развитию "Рио+10" в Йоханесбурге. Политики и экологи мира готовят к встрече новые рецепты спасения природы, борьбы с бедностью и с глобальным изменением климата. С чем Президент России В.В. Путин приедет на эту встречу? Чем сможет похвастаться перед мировым сообществом? Какие конструктивные коллективные действия для выхода из глобального экологического кризиса предложит?

Еще недавно ответы на эти вопросы были вполне ясными: Россия - ведущий "экологический донор" планеты. Ее леса, тундры, горы трансформированы всего на треть и вместе с тропическими лесами Бразилии, тайгой Канады, саваннами Австралии поддерживают устойчивость биосферы и климата. И можно было не беспокоится - охрана живой природы страны в надежных руках специалистов.

Правда, в последние пять лет Министерство охраны природы трансформировалось в комитет, потом его объединили с Министерством природных ресурсов (МПР) России и свели до отдельного департамента. Но заложенные еще с петровских времен традиции охраны природы оставались достаточно эффективными. Оставались... До тех пор, пока за дело не взялись "профессионалы" обновленного МПР. К сожалению, профессионалы они в чем угодно, кроме охраны природы. Последовавшие за этим сокращения штатов профильных управлений, увольнение профессионалов-экологов, увеличение "бумагооборота" парализовало федеральные действия по охране живой природы такой огромной страны как Россия.

А как же охрана редких видов растений и животных, поддержка 100 заповедников и 35 национальных парков, где работает около 11 тысяч сотрудников, выполнение обязательств по десятку международных конвенций? То, чем во многих странах занимаются целые министерства, в МПР предлагается делать нескольким замученным постоянными запросами "сверху" специалистам.

Немногие в нашей стране знают, что помимо московского метро, первого спутника и балета есть еще кое-что, чем мы можем пока еще гордится. Мнение зарубежных специалистов- экологов единодушное: в России - одна из лучших в мире систем особо охраняемых природных территорий - заповедников, национальных парков, заказников. И вот теперь, по-видимому, в угоду группки лоббистов-недропользователей, мечтающих без "экологических помех" получать сверхприбыли от добычи общенародных природных ресурсов, идет ускоренное разрушение заповедной системы и всей охраны природы.

Что это? Некомпетентность? Злой умысел? Не знаю. Но по непонятной логике из 58 структурных подразделений министерства только 2 имеют отношение к охране природы. Одно - отвечает за сохранение биоразнообразия и биоресурсов, другое (уже фактически разрушенное) - за охраняемые территории. Оба не укомплектованы (в первом 3, а во втором 2 специалиста). Хочет ли руководство МПР улучшить ситуацию? Пожалуй, нет. Часть прежних специалистов Управления охраняемых природных территорий и объектов и их многолетний руководитель В.Б. Степаницкий уволилась, другие выведены за штат или переведены в другие подразделения.

То, что в этом определенная политика говорят факты: вся деятельность МПР по заповедникам и национальным паркам сейчас идет мимо Управления - финансы, кадры, организация науки, экологическое образование. Согласно Приказу МПР # 89 от 26 февраля 2002 г. заповедник или национальный парк теперь получают статус "федерального государственного учреждения", территория деятельности которого - "часть территории субъекта Российской Федерации". В такой ситуации и специальное управление не нужно. Есть же Управление по работе с подведомственными МПР России унитарными предприятиями и учреждениями!

Вместе с фактом передачи региональным комитетам МПР функций по контролю за формированием и реализацией бюджетов федеральных заповедников и нацпарков все свидетельствует в пользу планов их переподчинения региональным властям. Если это произойдет, то судьба нашей заповедной системы предрешена - княжеские охоты в богатых дичью урочищах, кемпинги и отели в заповедниках, скоростные магистрали, газопроводы и автомобильные дороги, разрезающие как нож последние островки природы, горнолыжные курорты на девственных склонах Кавказа, заготовки древесины в национальных парках и т.д. и т.п. И все это под "чутким руководством" региональных лидеров, которые с удовольствием поучаствуют в управлении федеральной собственностью - и нужных людей в директора поставят, и совестливых научных работников уберут, чтобы лишних глаз не было...

Как же это все напоминает прежние времена! Но тогда все-таки находились умные люди в руководстве страны и останавливали беспредел. Сейчас, получается, что нет, ни смелых, ни умных. А как же те, кто в большую политику вошел через "экологические двери" - Б. Немцов, В. Рыжков, Е. Гайдар и многие другие? "Мешает экология" повышению благосостояния народа? Подъему экономики страны? Разве Правительство, Госдума, общественные организации не видят, что идет разрушение национальной системы охраны живой природы. Она подменяется решением проблем т.н. "окружающей среды" и природопользования, хотя во всем мире к охране природы эти сферы не имеют прямого отношения и сводятся к чисто экономическим или технологическим задачам.

Охрана природы - сфера деятельности, отделенная от регламентации производства, лесозаготовок, добычи полезных ископаемых. В большинстве стран, где мне приходилось бывать и работать, госслужбы, ответственные за заповедники и национальные парки, охрану редких видов, биологические конвенции имеют высокую степень самостоятельности. В США и Канаде - это Служба Национальных парков (в США - еще и Служба рыбы и дичи МВД с Департаментом рефугиумов дикой природы).

Европа демонстрирует четкое разделение государственного управления собственно охраной природы, проблемами окружающей среды и использования природных ресурсов. В более двух десятках европейских стран, наряду с Министерствами окружающей среды и использования ресурсов, действуют автономные госслужбы собственно охраны природы: в Германии - Федеральное агентство охраны природы, Швейцарии - Агентство окружающей среды, лесов и ландшафта, Великобритании - Департамент окружающей среды, сельского хозяйства и биоразнообразия, Испании - Генеральная Дирекция охраны природы, Румыния - Директорат защиты и сохранения биоразнообразия (наряду с Министерством вод, окружающей среды, охраняемых территорий и памятников природы), Норвегии - Директорат управления природой, Чехии - Агентство охраны природы и защиты ландшафта и т.д.

А в России нет не только Министерства охраны природы, но, по-моему, и желания заниматься этим. А в России идет погром заповедников. И все молчат. И заграница тоже. Она нам на этот раз не поможет. Так кто будет охранять живую природу страны? С чем же теперь поедет В. В. Путин на Всемирный саммит в Йоханесбург?

А. А. Тишков профессор, д.г.н.