Лошади из Самары служат президенту

Лошади из Самарской области попали в президентскую кавалерию. Представители Министерства Обороны отобрали на конезаводе в городе Отрадном элитных жеребцов для кремлевского кортежа.

Оказалось, что в Самарской области, помимо нефти, газа и других полезных ископаемых, есть еще одно не менее ценное достояние — лошади орловско-растопчинской породы, выведенной 200 лет назад графами Орловым и Растопчиным. Более сотни этих редчайших элитных коней обитают на конезаводе в Отрадном.

Сегодня эту породу принято называть русской верховой. Коневоды считают, что по красоте и грациозности движений — этим лошадям нет равных. Они показывают лучшие результаты и в конкуре (прыжках через барьеры), и в выездке (танцевальных состязаниях). У них самая длинная шея, самые стройные ноги, в общем, все самое-самое. Даже судьба. Самая трагичная из всех.

Пять раз эта порода находилась на грани полного уничтожения. Впервые это произошло во время войны 1812 года. Весь командирский состав русской армии тогда воевал именно на русских верховых лошадях. И большинство этих животных погибли в сражениях. Второй раз порода пострадала от рук революционеров. Красота этих лошадей раздражала большевиков. Их считали слишком аристократическими, а, следовательно, неподходящими для бойцов Красной Армии. К счастью, несколько лошадей революционеры все-таки оставили в живых. Их отдали на один из Украинских конезаводов, где порода была успешно восстановлена. Но тут началась Великая Отечественная война. Конезавод захватили немцы. Всех скакунов угнали в Германию. И только пятеро из них чудом остались в Советском Союзе. В момент начала войны они находились на выставке в Москве. На очередное восстановление породы ушло целое десятилетие. Но и на этом злоключения орловско-растопчинских скакунов не закончились. В послевоенные годы Хрущев провозгласил, что «наступила эра тракторов и комбайнов». И вновь почти все лошади были безжалостно уничтожены – их пустили на мясо. После этого разводить русскую верховую начали лишь в 1977 году в Рязанской области. Наконец-то все было хорошо. Но тут грянула перестройка, Рязанский конезавод оказался на грани банкротства. Уникальных лошадей опять отправляли под нож. Тогда-то и купили отрадненцы своих первых породистых скакунов. Вряд ли тогда кто-нибудь из них мог предположить, что спустя несколько лет об Отрадненском конезаводе заговорит весь мир. Сегодня иностранцы, приезжая в Самарскую губернию, первым делом стараются посетить эту конюшню. И прежде всего немцы, которые на сегодняшний день считаются лидерами в коневодческом деле.

 — За наших кобыл немцы предлагали большие деньги, каждый раз упрашивали нас: «Отдайте нам этих кобыл!», — рассказывает директор конезавода «Отрада» Владислав Климовских, — но у нас это маточный состав. Мы им говорим, что они не продаются, что не все можно купить за деньги, даже за очень большие. Мы так не работаем – все лучшее остается у нас.

Немецким гостям отрадненцы отдают только посредственных лошадок, но те и этому рады. Приезжают и покупают русских верховых, отдавая за них круглые суммы. Говорят, что в Отрадненских лошадях есть душа, что эти кони живые, активные. Они показывают очень высокие результаты на соревнованиях. В это же время немецким лошадям, флегматичным по своей натуре, не хватает задора и живости.

Чтобы добиться такого признания, в Отрадном ведется серьезная селекционная работа. У тех же немцев покупаются лучшие лошади германских коренных пород: для улучшения спортивных качеств коней, обновления местной лошадиной крови и чтобы избежать близкородственных скрещиваний.

 — Мы идем по стопам графа Орлова, — говорят отрадненские коневоды, — он ведь делал все то же самое: также завозил вестфальских, ольденбургских лошадей из Германии. Мы эту технологию полностью освоили.

Сегодня в конюшнях «Отрады» живут трое немецких коней-производителей. Уже за первый год жизни в российской глубинке они выучили русский язык и прекрасно понимают, что от них требуют хозяева. Правда, немецкий язык кони также не забывают.

 — Если они что-нибудь хорошо сделают, я им говорю «Зер Гуд!», — смеется Владислав. – Если что-то не так делают – «Найн!» говорю. Или же произношу немецкие ругательства, какие знаю.

Не обошли вниманием отрадненских скакунов и московские специалисты. Когда в Кремле создавался президентский кавалерийский полк для встречи почетных гостей и иностранных делегаций, куда решено было призвать служить самых лучших коней в стране, москвичи не забыли про Отрадный. Местные кони подошли по всем параметрам. Их первое выступление можно было наблюдать на Красной площади во время
Инаугурации Президента России. Отрадненские коневоды очень гордятся этим событием. Хотя есть и тревога: будет ли их лошадкам в Москве также хорошо, как дома?

Круглый год у четвероногих аристократов на обед, помимо сена и овса, витаминные блюда: яблоки и морковь. Лошадей каждый день выводят на прогулку — подышать свежим воздухом и поразмять мышцы, а помещение тем временем обрабатывают кварцем. Зимой в конюшнях обязательно стоят еловые ветки – для обеззараживания и приятного целебного аромата. В конюшнях запрещено не то, что кричать, даже громко разговаривать, чтобы не нервировать животных. В этом году конюшни оборудовали душевой комнатой и солярием. Сначала кони боялись незнакомых процедур, но потом привыкли и начали получать от новшеств явное удовольствие. Солярий позволяет мышцам как следует расслабиться и восстановиться.

В результате такой заботы местные лошади успешно размножаются. В год здесь появляется на свет по 15-20 жеребят. Однако отрадненские коневоды, помня о фантастической невезучести этой породы, решили подстраховаться. Создали генетический банк, в котором в глубокой заморозке хранится семя лучших представителей русской верховой породы – на всякий случай.

Елена Копаева

Интересное по теме

Leave a Comment